Информация о результатах рассмотрения антикоррупционных экспертиз независимых экспертов за период второй сессии Сахалинской областной Думы седьмого созыва

 

№ п/п

ФИО физического лица или организационно-правовая форма и полное наименование юридического лица, являющегося независимым экспертом, подготовившим заключение, дата заключения

Наименование нормативного правового акта или проекта нормативного правового акта, в отношении которого проводилась независимая антикоррупционная экспертиза

 

Коррупциогенные факторы, которые были выявлены в ходе независимой антикоррупционной экспертизы и  способы их устранения в соответствии с Методикой проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 года № 96 (далее – Методика) с указанием структурных единиц нормативного правового акта, в которых выявлены коррупциогенные факторы

Результаты рассмотрения Сахалинской областной Думой заключения по результатам проведения независимой антикоррупционной экспертизы

1

2

3

4

5

1.

Адылов Денис Валерьевич, аккредитован распоряжением Министерства юстиции Российской Федерации от 16 мая 2011 года                  № 985-р в качестве независимого эксперта, уполномоченного на проведение независимой антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, свидетельство от 16 мая 2016 года                 № 2394;

заключение от                     28 февраля 2018 года.

Проект закона  Сахалинской области «О внесении изменений в статью 3 Закона Сахалинской области «О налоге на имущество организаций» (- далее законопроект).

В законопроекте выявлены коррупциогенные факторы:

1. Широта дискреционных полномочий – отсутствие или неопределенность сроков, условий или оснований принятия решения, наличие дублирующих полномочий государственного органа, органа местного самоуправления или организации (их должностных лиц)- (подпункт «а» пункта 3 Методики проведения антикоррупционной экспертизы нормативных правовых актов и проектов нормативных правовых актов, утвержденной постановлением Правительства Российской Федерации от 26 февраля 2010 года № 96 (далее – Методика));

2. Выборочное изменение объема прав – возможность необоснованного установления исключений из общего порядка для граждан и организаций по усмотрению государственных органов, органов местного самоуправления или организаций (их должностных лиц) – подпункт «в» пункта 3 Методики;

3. Чрезмерная свобода подзаконного нормотворчества – наличие бланкетных и отсылочных норм, приводящее к принятию подзаконных актов, вторгающихся в компетенцию государственного органа, органа местного самоуправления или организации, принявшего первоначальный нормативный правовой акт – подпункт «г» пункта 3 Методики;

4. Отсутствие или неполнота административных процедур – отсутствие порядка совершения государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) определенных действий либо одного из элементов такого порядка - подпункт «ж» пункта 3 Методики;

5. Отказ от конкурсных процедур (аукционных) процедур – закрепление административного порядка предоставления права (блага) – подпункт «з» пункта 3 Методики

6. Злоупотребление правом заявителя государственными органами, органами местного самоуправления или организациями (их должностными лицами) – отсутствие четкой регламентации прав граждан и организаций – подпункт «б» пункта 4 Методики.

В целях устранения выявленных коррупциогенных факторов независимым экспертом предлагается внести соответствующие изменения в проект закона Сахалинской области «О внесении изменений в статью 3 Закона Сахалинской области «О налоге на имущество организаций».

Отзыв ГПУ от 12 марта 2018 года № 11-19 – доводы Адылова Д.В. о наличии коррупциогенных факторов, предусмотренных подпунктами «а», «в», «г», «ж», «з», пункта 3 Методики, подпункта «б» пункта 4 Методики, являются необоснованными.

Постановлением Сахалинской областной Думы от 15.03.2018 № 2/5/62-7 считать заключение по результатам независимой антикоррупционной экспертизы  законопроекта необоснованным.